?

Log in

No account? Create an account

О рыночных силах

- И вопрос в том, верите вы в рыночные силы или нет.
- Должен признаться, что нет.
- Не верите?
- Нет. Раньше конечно, когда я был ребенком, как и все, верил. Но когда начал взрослеть, я стал понимать, что все это выдумки.
- Выдумки? Да. Я до сих пор помню тот момент. Был канун Рождества. Я не мог заснуть, поэтому прокрался вниз и услышал, как родители спорят и шутят насчет рыночных сил и обсуждают, как однажды должны будут рассказать мне об этом. Для меня это был удар. А спустя два год я узнал, что и Санта Клауса не существует.
- Не существует? Да вы шутите!
- Так вы до сих пор...
- Ну да, естественно!
- Извините. Вот так взрослеть...

1) Председатель Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнёва 6 июня была награждена орденом Дружбы
https://www.pnp.ru/…/tamara-pletnyova-poluchila-orden-druzh…

2) Орденом Дружбы награждаются граждане Российской Федерации, а также граждане иностранных государств:
за особые заслуги в укреплении мира, дружбы, сотрудничества и взаимопонимания между народами;
за плодотворную деятельность по сближению и взаимообогащению культур наций и народностей
http://kremlin.ru/acts/bank/35082

3) "Хорошо, если ещё одной расы, а если другой расы, то вовсе. Мы своих детей должны рожать. Я не националист, но тем не менее"
https://govoritmoskva.ru/news/163495/

И напоследок - этот ... "человек" БЕЗВЫЛАЗНО сидит в Государственной Думе с 1993-го года.

Защитник семьи.

Кавалер ордена Дружбы.

Был бы смайлик с плевком, я бы его сюда вставил.

Тьфу

Аптека 2020

Стемнело, и Ольгерд Зайченко, собравшись с духом, выскочил из подъезда. Конечно, риск попасть на ищеек Росвсенадзора ещё был, да и ценностная полиция то и дело отлавливала заблудших прохожих, и все-таки добираться до аптеки комфортнее было в потёмках, туман которых давал самое важное - надежду.

Ольгерд слышал, что импортозамещение лекарств вошло в решающую фазу, и даже написал по этому поводу панегирик для Сеньориты Маргарян за небольшие по нынешним временам двадцать глазьевских червонцев, и все-таки депрессия все сильнее давала о себе знать - терпеть уже было невмоготу. А если уж, фантазировал Зайченко, в аптеке есть псилобицин, то, может, и от эпилепсии дяди Юры что-нибудь найдётся, и даже от муковисцидоза двоюродного племянника!

Двигаясь короткими перебежками от куста до куста (по дороге Ольгерд видел, как в автозак грузили человека в очках - наверняка заподозрили в «замутнённом взгляде на Родину», подумал Зайченко), через 15 минут все же удалось добраться до аптеки. Предательски скрипнула дверь, и когда Ольгерд, озираясь, зашёл внутрь, плотно сбитый фармацевт смотрел на него немигающим, как у удава, взглядом.

- Чего изволите, сударь? - не без интереса спросил аптекарь.

Зайченко поднёс кулак к лицу и выпалил, будто кашлянул:

- Псилобицину бы.

Фармацевт вдруг расплылся в улыбке.

- Депрессия? Понимаю...непростые времена все-таки, - он вдруг стал копаться в ящиках и полочках, - опять Запад свалочными газами нас травит. Да ещё и в самое сердце отечества ведь - слышали, какую свалку нам американцы под Воронежем подбросили? Негодяи.

Зайченко нетерпеливо дёрнулся.

- Псилобицина у нас, конечно, нет, - вдруг сказал аптекарь и тут же положил на прилавок какую-то серую коробочку, - но есть вот, аналог. Отечественный, наш, родной.

Ольгерд с недоумением прочитал название лекарства.

- Тритон-П? - выдавил он из себя.

- Да, он самый, - сказал фармацевт, - слышали о нем? Давленые лапки астраханского тритона, три части лучшей псковской тины и, конечно, ударная доза якутских мухоморов. Любую депрессию как рукой снимет!

Зайченко судорожно сглотнул.

- Скажите, а гамма-фосфолипаз есть?

- Припадки? - сочувственно покачал аптекарь головой. - Нет, иностранного не держим. Есть аналог - говносил.

- Как-как? - только и смог сказать Ольгерд.

- Говносил! - погромче выкрикнул фармацевт. - Четыре части свекольного сахара, доля аспирина и настоящее, свежайшее подмосковное...

- Я понял, спасибо.

Повисла неловкая пауза.

- Что-то ещё? Может, Вам пургену отсыпать? Все берут, своё же!

- Нет, спасибо, - ответил Зайченко, - пургена мне пока не надо, мне телевизора хватает. Может, есть что-то от муковисцидоза?

- Конечно! Заграничных средств, правда, нет, но недавно из Ельца пришла партия мукасовестина.

- А это что?

- О, это отличный препарат, лучшая отечественная гомеопатия. Перетертая туалетная бумага, заряженный в студии ВГТРК рассол и спиртовой раствор говносила.

- Опять говносил? - вскрикнул Ольгерд.

- Ну конечно! Нынче без него никуда. Слышали, сам министр культуры книгу о нем написал, «Мифы о говносиле». Даже диссертацию защитил. Докторскую. В Одноклассниках прям, онлайн.

- Ладно, заверните, - сдался юноша.

Он снова любил Большого Брата.

6 фев, 2018

Вообще говоря, кейс с грид-гёрлз - отличная иллюстрация того, как тяжело бороться с теми или иными социальными пороками, когда они не облечены форму «все плохое против всего хорошего», (смердящие черти против ангелов в золотых венках), а выглядят, на первый взгляд, вполне себе мирно, «чинно, благородно»

Что мы только не слышали в последние дни о решении отказаться от грид-гёрлз!

Читать дальше...Свернуть )

О мсье Алиханове

Вообще говоря, я хотел, завершив очередной текст, прийти домой и завалиться в пенную ванну читать нового Зыгаря (да-да, читать Зыгаря, бросайте камни), но пост Евгения Минченко вывел меня на кейс г-на Алиханова, который не прокомментировать попросту невозможно. Борис Прокудин, помнится, цитировал Сорокина, утверждавшего, что он никогда не хотел быть писателем-пророком, но из него будто специально сделали именно его (кстати, вот ссылка); вот и мне не по своему наитию приходится высказываться.

Для начала насладитесь "прогрессивным молодым технократом". Если коротко, мсье Алиханов полагает, что некоторые подлецы буквально грабят бюджет вверенного ему региона, поскольку получают льготы, в которых они - внимание - "не нуждаются". Льгота - это компенсация оплаты детского сада, она составляет 20% от этой суммы для первого ребенка, 50% для второго и 60% для каждого последующего; средняя стоимость оплаты сада в области составляет около 2000 рублей, так что гос-во здесь привычно щедро: почти 400 рублей вернет, если ты "нуждающийся".

Впрочем, нужда в Калининграде, как и в целом по России, - вопрос сам по себе интересный; компенсация полагается лишь тем семьям, средний душевой доход в которой на человека не превышает установленный в регионе прожиточный минимум - сейчас он колеблется в районе 10,5 тыс. руб. Иными словами, если богатенькие родители в сумме на двоих получают, допустим, 30 тысяч рублей (500 долларов, если что), то никаких тебе льгот. Ишь, льготы. Иди плати, олигарх, зажрался тут.

По данным журналистов, выплаты лишились порядка 14 тысяч семей; если грубо прикинуть, о какой сумме компенсации может идти речь, то получится что-то в районе 70 млн. рублей (в прошлом году средняя месячная компенсация составила 395 руб). Цифра кажется солидной, однако, например, на государственную программу Калининградской области "Эффективное государственное управление" в 2017 году предусмотрено аж 287 млн. рублей. Знаете, что предусматривает эта программа? В 2016 году, например, 18 миллиончиков ушло на "обеспечение деятельности" губернатора и его заместителей; еще 6 миллиончиков - на, цитирую, "обеспечение надежного, достоверного, юридически значимого информационно-технологического взаимодействия информационных систем предоставления государственных и муниципальных услуг". Ну вы же понимаете, вот где подлинная нужда. Вот где ценность для общества!

Как на человека на улицах еще быки не кидаются, я не знаю. Краснеть же должен вроде бы, молодой же.
В этот, несомненно, праздничный день хотелось бы пожелать всем нам поменьше фальши, побольше ума и достаточно храбрости, чтобы в мире никогда, - ни со ссылкой на человеческую природу, ни со ссылкой на требования "исторической справедливости", - никогда не было войны.

Он вышел к людям в город
С бумажной короной на главе.
«Здесь хлеб, дар отца моего.
Берите, едите, так он велел».

Но никто не был голоден,
Никого не привлекла еда,
И никто не заметил бога
В мальчике, раздающем хлеба.

На него ополчились газеты
И наступил печальный финал
Его обвинили в торговле хлебом
И слова в защиту никто не сказал.

Существовала строгая кара
Для этого рода дел
Суд собрался скорый, неправый
И обрекли его на расстрел.

Убитого потащили за ноги,
За руки потащили его,
Закрыли наглухо в церкви,
Чтоб волнений не произошло.

Его схоронили тайно
Заложив гробницу прочно,
Но воскресным утром восстал он,
Как пружинка из волшебной коробки.

Он прошел через весь город,
Показывая дыры от пуль.
Он спрашивал: «Не хотите ли хлеба?»
«Не теперь» — отвечали ему.

Клич

Уважаемые френды, а кто из вас по-прежнему сидит только в ЖЖ и более нигде? Видимо, придется раз в несколько месяцев возвращаться в гостеприимные лытдыбровские болота, а то удалят еще к чертовой матери(

Метки:

Как-бы-Уэйны

Немного жаль, конечно, что в мире Полудня братьев Стругацких остались невыписанными столь ценные в наше время типажи - люди типа лорд-мэра Адама Уэйна, только совсем уж карикатурные и не имеющие отношения к той вере, что восхищала в честертоновских персонажах. Как раскрасили бы новый мир, как дополнили бы светлое будущее брюзжащие почвенники, фанаты незыблемых традиций Насосных переулков, любители почесать старые язвы и рубцы всякого рода эссенциальной исключительности!

Неудивительно, что большинство живущих сегодня людей видит и без того набившее оскомину противостояние глобализации и локализации, "мирового" и "местного", "всечеловеческого" и "национального". Поразительно то, сколь многие считают это противостояние единственным и самым важным.

"Аааа, мы победили Евросоюз!", - кричат они из пригорода Рязани по случаю Brexit; "Хо-хо, Фийон!", - ликует житель Залаэгерсега, наблюдая результаты французских праймериз с дивана, перешагнувшего полувековой юбилей. Бедность, расслоение, крах пенсионной системы, бессовестная наглость вполне себе "национальной" элиты - все это забыто, табуировано, заброшено на верхнюю полку запылённого шкафа. Пратчетт обзавидовался бы такому повороту событий - люди не просто изображают битву с опасным драконом, они и дракона как такового придумывают, и выходит он, конечно, карикатурой на самого себя. Скрежещут огромные капиталистические зубы, фигура глобальной гегемонии заслоняет небеса, но тут вспыхивает союз Хирурга, Земмура и Шофлина, и колосс рушится, испугавшись трёх питекантропов, вырядившихся Маугли.

В этом, повторюсь, не чувствуется величие веры или просто высота духовных помыслов, нет - это обыкновенная местечковость, замешанная на страхе выйти из "зоны комфорта"(1) и неспособности адаптироваться, ошибочно принимаемой за "консервативные убеждения"(2). Один человек, будучи патриотом, выводит свои исследования на мировой уровень и прославляет этим свою Родину; другой, брызжа слюной, пишет учебники по особой "национальной" логике и призывает закрыть доступ к зарубежным исследованиям, дабы те неокрепшие умы не смущали. Одни разрабатывают кинескоп, основывают компании мирового уровня и социальные сети, охватывающие сотни миллионов людей, - другие призывают все это запретить, построить побольше разных стен и заодно ввести побольше эмбарго, потому что любой выбор будет не в их пользу. Как я уже писал, союз галантерейщика и кардинала то от дополняется, то ли заменяется коалицией солдафона и мракобеса: для первого настоящее незыблемо, потому что приказано, для второго - потому что неприкосновенно.

Вместе с тем, нахождение в такой ложной повестке исключительно удобно: глобализм, даром что везде терпит "исторические поражения", пока никуда не собирается, и потому на воображаемую борьбу с ними можно тратить все больше казённых средств и эфирного времени. Нет врага лучше, чем враг принципиально непобедимый; оттого и смеётся Глазьев, когда на вопрос о долларовых расчетах китайский коллега отвечает ему: "Мы просто живём в реальном мире". Абстракции для наших (и не наших) псевдо-Уэйнов реальны, реальность невидима - таково, как написал бы Филип Дик, "их чувство пространства и времени".

Школа не воробей

Дорогие, извините, дяди и тёти.

По-моему, вы немного заигрались.

Так бывает.

Так бывает особенно часто, когда, помня об эффекте Даннинга-Крюгера, взрослые и образованные люди одновременно забывают о том, что умный человек, делая глупости, не разменивается по мелочам - и тем, собственно, опасен. Как тренированный спортсмен (вспомним случай у клуба "Гараж"), интеллектуал порой не знает "удержу", не хочет или не может держать полет креатива под контролем, - в итоге не только сон, но и бодрствование разума рождает чудовищ, причём ещё непонятно, какие будут пострашнее.

История с 57-й школой в очередной раз выпустила на волю внутренних демонов огромного количества людей - речь даже не о тех, кто разглядел очередной "жидовский сговор", и не о тех, кто начал лепить из собственных извилин очередной памятник Ширинскому-Шихматову с его отношением к философии, а заодно и всем гуманитарным исследованиям. Нет, речь о той неумеренной критике российской школы, которая в очередной раз вырывается из пылающих уст либертария в надежде на падение иерихонских стен, с трудом отражающих уже имеющиеся атаки. За примерами далеко ходить не надо - есть свежий текст Эллы Панеях для InLiberty.

Школа есть насилие, школа есть тюрьма - строго говоря, во всем этом трудно найти социологическое открытие, ибо где-то у Фуко мы это уже читали, и оттого вдвойне удивительно, что в тексте Панеях традиционные аргументы против школьной муштры как таковой перерождаются в критику именно российской школы. Более того, недостатки последней - бесспорно, реальные, бесспорно, заслуживающие обсуждения и решения на самом серьезном уровне (не только и не столько государственном, но и общественном), - представляются в каком-то едва ли не карикатурном виде: один лишь "ад" упоминается не менее пяти раз, и оттого ждёшь, что следующее предложение будет про учителей-вампиров, завучей-вурдалаков и директоров-шогготов, волнующихся за начальственным столом, как море из детской игры.

В какой-то момент кажется, что эта сочность образов и красок, этот выливающийся на читателя экзистенциальный поток неотделимы от глубоко личного отношения многих авторов к теме школы - мы все, что называется, "учились понемногу", и оттого воспоминания - личные, выстраданные, выплаканные, быть может, - сплетаются с логикой и даже подминают её, как плюшевую игрушку. Иначе не объяснить эту безапелляционность (школа в России есть ад, и никакие исключения этого не изменят, нет-нет), эту решительность (российская школа воспитывает в нас только худшее, и самое худшее - это, конечно, дисциплина и способность 45 минут заниматься делом, вбитая в наши головы чудовищными учителями), эту, извините, ярость. Бесспорно, травматический опыт показателен, он исправно сигнализирует об опасности, но распространять его на всех неправильно и даже как-то грешновато - так, вообще-то, воспитывается слепое и безусловное отношение, которое называется попросту "ненависть".

Мне не за что ненавидеть школу - она слишком многое дала мне, чтобы отвечать такой черствостью на её дары. Уверен, что многим моим друзьям и знакомым тоже нет смысла участвовать в бесконечном "Пусть говорят" на тему хтонического образовательного кошмара, и оттого вдвойне странно их молчание: мы тут вроде бы по оказии и всуе обращаемся к фразам Нимеллера, а тут прямо молчание ягнят, часть дцатая.

У меня, страшно сказать, были хорошие учителя, внятная программа, нормальный класс - по нынешним временам такие признания сродни прямо-таки каминг-ауту, и тем не менее, я не могу и не хочу обвинять школу в собственных комплексах. Может быть, у меня для последних было не меньше поводов, чем у других, а то и больше - я был младше всех одноклассников на два, а то и на три года, я страшно картавил, словом, до короля школьных балов мне было так же далеко, как Билану до Оскара.

Нам говорят, что российская школа жестока - этот тезис интересен и, возможно, верен, но, друзья мои, скажите, чем так мягка и добросердечна немецкая система с её жестким разделением обучающихся и определением профессиональной траектории человека уже на ранних этапах (главная школа, реальная школа, гимназия, вот это все). Чем так нежна американская школа - "продвинутыми" классами или жесткой порой имущественной сегрегацией? Я не призываю в традиционном для наших лоялистов ключе извинять собственные пороки недостатками других, но, право слово, призывы разрушить школу до основания - это хуже, чем преступление, это ошибка.

Ошибка хотя бы по той причине, что ломать, как известно, - не строить, и первое у нас получается несравненно лучше последнего.

Мутко на нас нет

На скамье подсудимых было людно: два десятка человек, тесня друг друга плечами и коленями, локтями и пятками, с трудом умещались на небольшой, в общем-то, лавке. Неколебимым и спокойным оставался лишь возвышающийся надо всеми угрюмый великан с мечтательным взглядом - тычки соседей были для него не болезненнее комариных укусов; сидевший же на самом краю полноватый и немолодой уже человек, напротив, нервно раскачивался, будто маятник, и заметно переживал, то и дело закрывая лицо ладонями.
Далее...Свернуть )

Profile

Kenobi
fraticelli
fraticelli

Latest Month

Июль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars